Истории успеха

Олег и Светлана Заварухины — Бриллиантовый и Элитный директора.

портал Faberlic: http://cilium.xirad.ru
Источник: Фаберлик
Добавлено: 2011-08-09 10:28:26
[Версия для печати]

07.09.2010 03:00







33Страна Faberlic: Олег, Светлана, что в вашей жизни предшествовало сетевому бизнесу? Кто вы по первой специальности?




Олег Заварухин: Я по первой специальности — телемеханик. Занимался ремонтом телевизоров, у меня была своя мастерская, наемные рабочие. Может быть, тогда уже у меня проявились какие-то организаторские способности, мы пытались «крутиться», вести свой бизнес. Но дело в том, что я человек по натуре очень общительный. А работа телемеханика замкнутая и скучная — сидишь себе с паяльником и телевизором, поболтать даже не с кем. Специальность моя была в свое время достаточно кормящая, работы всегда хватало, но потом ламповые телевизоры стали выходить из продажи, а новая техника вся ремонтируется по гарантии. Я рисковал остаться без работы, тогда и появилась необходимость что-то менять.







 




Cветлана Заварухина: А я с детства мечтала быть педагогом. Мы детьми всегда играли либо в продавцов, либо в учителей, либо в медиков. В советское время это были очень актуальные, престижные профессии. Помимо этого я еще и танцевала, занималась волейболом, фигурным катанием, гимнастикой, была активной комсомолкой. После школы поступала в хореографическую студию в Алматы (я тогда жила с родителями в Казахстане), но в тот год отбирали только национальные кадры, поэтому как танцор я не состоялась, и мне предложили пойти на библиотечное отделение — от областного отдела культуры. Библиотечным делом я никогда не мечтала заниматься, но получилось, что стала библиографом. Позже, когда жила в Свердловске (ныне Екатеринбург — Сf), еще работала на Турбинном заводе, в отделе технической информации. Но внутренне всегда чувствовала: это не мое.




СF: А чего вы хотели от жизни?




Олег: Понимаете, мне когда тридцатник хлопнул, я серьезно задумался — ни квартиры, ни машины, ни работы с более-менее стабильным достатком, ни перспектив, вообще ничего! А у меня уже были жена и ребенок — это подстегивало. И я начал искать, причем не просто какое-то место, где можно было бы как-то худо-бедно кормиться и прозябать, а реальную работу, с карьерным ростом, работу, которая кроме денег еще и удовлетворение могла бы приносить. Я потом подсчитал — до прихода в сетевой бизнес пришлось поменять 12 специальностей — то тем, то этим занимался… Работал грузчиком, продавцом телеаппаратуры, настройщиком автоматической линии, даже на видеостудии работал… Сам-то я «челябинская шпана», но поскольку Света родилась в Казахстане так случилось, что мы прожили там шесть лет. В Союзе тогда была перестройка, в Казахстане тенге вводили, иногда случались перебои с электричеством, мы сутками без света могли сидеть… Верите, нет, но у нас действительно были такие ситуации, когда я к соседу за хлебом бегал. Не было денег и не было работы, просто не было и все… А у здорового мужика в казахстанском посёлке было только две возможности — либо ты тракторист, либо   скотник.




Cветлана: А по поводу моей профессии — мне мама постоянно твердила, что работа библиотекаря — это самая женская профессия: тихо, чисто, спокойно, книжек много, учись сколько хочешь… Но мне хотелось чего-то большего. Я всегда себе искала работу, где я бы сама себе была начальником, где сама могла бы планировать свое время, распоряжаться им. Меня очень напрягало то, что я обязана сидеть на работе с восьми до пяти. Почему нельзя уйти в три, если я уже все сделала?! Это меня просто выбивало из колеи. Но я одно время жила по этим правилам, хоть они мне не нравились, и, наверное, вот это стремление стать хозяйкой своей судьбы, это состояние поиска, помогло, наконец, отыскать свое место в жизни.





СF: Тогда вы и решили прийти в Faberlic? Чья это была инициатива?




Олег: Да, мы как-то вместе решили. Кстати, на тот момент у нас уже были две сетевые компании за плечами. Сначала одна (наша работа в ней как раз пришлась на дефолт), именно эта компания, кстати, привила нам важность обучения и посещения всех мероприятий. Потом вторая, но в ней нам не хватало профессионального обучения и наставничества, к тому же там не было особых перспектив.




Cветлана:  В 1997 году мы с Олегом и с сыном вернулись из Казахстана и сетевой маркетинг подвернулся нам практически сразу. Нас пригласили на презентацию в «солидную фирму», где надо было работать «в галстуке» и где вообще все было необычайно интересно. Мы ничего об этом раньше не слышали, и, конечно, заинтересовались. Жили мы тогда у свекрови в двухкомнатной хрущовке, и самая главная мечта была — купить хорошую квартиру. И мы увидели возможность осуществить эту мечту. Долго думали, принимая решение, но мечта выиграла. А с Faberlic все как-то встало на свои места — компания взяла качеством и инновационным продуктом. История «голубой крови» и результативность косметики повлияли в итоге на выбор. И, конечно, сыграла свою роль настойчивость наставника…




Олег: Но после того, как не получилось в одной, а потом и в другой компании, лично я вообще хотел завязать с этим «позорным» прошлым и говорить о каком-то сетевом маркетинге вообще не собирался. Поэтому когда мы заключили контракт с Faberlic, Света хоть что-то делала, а я вообще перестал. Нашел себе другую работу.




СF: Какую?





Cветлана: Олег пошел работать администратором супермаркета.




Олег: Да, потом меня сделали старшим администратором. Работа была простая, не хлопотная: ходишь себе в пиджаке и галстуке, или просто стоишь, покрикиваешь на всех. Но передо мной очень скоро замаячил вопрос: «А чем ты будешь заниматься, когда тебе будет сорок, пятьдесят?» Не будешь же с сединой в висках стоять там каким-то администратором, стенки подпирать. Нужно было искать что-то настоящее. Я даже сейчас, когда рекрутирую или просто разговариваю с людьми, которые только приходят в сетевой бизнес и принимают решение из серии «работать — не работать», всегда их спрашиваю: «Ты сейчас консультант, допустим, в магазине, продаешь сотовые телефоны, а когда тебе пятьдесят стукнет, чем заниматься будешь?» Я лично ни разу не видел консультанта в пятьдесят лет. Представить даже тяжело. Каждому человеку необходимо готовить почву заранее, и эту почву мы как раз нашли в Faberlic. Несмотря на то, что я первым заключил договор, — активную деятельность начала Света, а потом уже потихоньку и я втянулся.




СF: А как ваше окружение отреагировало на то, что вы занялись сетевым маркетингом




Cветлана: Мои родители сказали так: «Вас облапошат и обдурят, лапшы вам на уши навешали, а вы как дураки — поверили во все и продаете…» (смеется)




Олег: Да-да, было непонимание… Представьте, у меня мать почти всю жизнь, 39 лет, в торговле отработала, она замечательный продавец, так она мне сказала: «Да, выбрали вы, конечно, себе очень трудный путь…» Знакомые отговаривали, мол, это все ерунда, больших денег на косметике не заработать… Но мы о сделанном выборе абсолютно не жалеем.





Cветлана: Кстати родители более-менее признали нашу работу только тогда, когда мы пришли в Faberlic. Там уже появились какие-то реальные результаты. Мама с братом даже помогали нам в раскрутке ПВП в малом городе, куда они переехали из Казахстана.




СF: Легко ли было начать заниматься продажами? Навыки от прежних специальностей как-то помогали?




Cветлана: Я, признаться, никогда не любила продавать. Это для меня было такое занятие, знаете, неприятное и неприемлемое. Я этим заниматься не умела, а учиться совсем не хотелось. Для меня типичным образцом продавца была полная женщина с красными губами, обязательно крашеная блондинка с кучей колец на пальцах — этот образ меня безумно отталкивал, и походить на него я не хотела. Но случилось так, что в девяностые меня пригласили поработать в одном торговом центре, надо было кого-то подменить, выручить. Я долго отказывалась, но затем, наконец, согласилась. И вот именно там я приобрела навыки продаж, которые впоследствии, как вы понимаете, мне очень пригодились. Умение выяснить потребность клиента и обслужить его так, чтобы он остался доволен, и затем пришел к тебе снова. Хотя продажи, признаюсь, так и не стали моим любимым делом. А потом, мы же постоянно сами обучаемся, развиваемся. Окончили Международную академию лидерства, проектные сессии развития, которые организовывала наша компания (за что отдельное спасибо) Преподаватели везде были сильные, замечательные бизнес-тренеры, методологи, психологи, профессионалы своего дела. А в прошлом году обучались в Уральской школе бизнеса и получили еще одну «корочку». Теперь, когда спрашивают про образование и профессию, мы часто говорим: «Вас какое образование интересует, до перестройки или после?» То, что мы получили после, дает нам сегодня гораздо больше в жизни, чем то, базовое, доперестроечное.




Олег:  Кстати, начав заниматься продажами, мы поняли очень важную вещь: у клиента всегда должен быть выбор. Людей нельзя припирать к стенке, как многие делают. Почему у многих сетевиков плохая репутация среди потребителей? Потому что они навязчивые. А ведь задача не просто втюхать человеку продукт, а сделать так, чтобы он остался доволен и рад этому, а также вашему с ним знакомству. Если найти правильный подход к человеку, он будет с вами.




Формула «ты либо мой клиент, либо мой консультант» — не верна. Вам не нравится наша косметика? Ради бога, давайте останемся друзьями. В конце концов, у человека могут измениться жизненные обстоятельства, и тогда он сам к вам придет.




Cветлана: Да, кстати, многие еще почему-то воспринимают работу в Faberlic как беготню с каталогом, а это в корне не верно. Менеджер сетевого бизнеса — такая же специальность, как и многие другие, ей надо также учиться… и научиться ей — вполне реально.





СF: А многое ли изменилось в компании с момента вашего прихода?




Cветлана: Конечно… очень многое… Взять хотя бы продуктовую линейку. Сначала вообще было только 14 позиций. Вместо каталога — цветной прайс. У нас до сих пор хранятся старые флакончики — теперь это раритет.




Олег: Да, все кардинально изменилось, но я считаю только в лучшую сторону. Появились каталоги, флаеры, буклеты, собственный журнал, профессиональное обучение, расширился ассортимент продукции, появились интересные акции, образовательные путешествия, новые проекты. Понимаете, когда у тебя две компании за спиной, начинаешь делать выбор, основанный не только на эмоциях.




Cветлана:Начинаешь сравнивать, появляются более ясные критерии отбора…




Олег: Анализируешь, какой маркетинг-план предлагается, российская это компания, или она выкачивает деньги из страны, официально ли это открытая компания — офис находится в Москве или где-нибудь на Антибах… Кто управляет, кто президент, что за личность, кто входит в совет акционеров… Когда посмотрели — поняли, что Faberlic подходит, ну, буквально, по всем параметрам.





СF: А кто-то из родственников сейчас занят в вашей структуре?




Cветлана: Сын, Евгений, работает с нами, ему сейчас двадцать лет. У нас получилось так: я под Олегом, а сын — подо мной. Он выбирал себе наставника сам, долго мучился, раздумывал, но в итоге выбрал меня, ну мама есть мама, сами понимаете... Но я ему сразу сказала, что ни одного человека не подпишу под него просто так. Иначе он никогда не поймет, как надо правильно работать с людьми, каково это — выращивать лидеров под собой. Мама подписала — значит это мамин человек, ответственность на ней, а это неправильное представление о работе. Ему, конечно, бывает трудно преодолевать себя, но он выбрал этот путь, ему нравится, и я думаю он справится.




Олег: Еще брат Светин со своей семьей построил небольшую структурку, но у него свое призвание — он по профессии пилот…




СF: Планируете потом передать бизнес сыну?




Олег: Да, конечно, я бы хотел передать бизнес по наследству, но только тогда, когда буду уверен, что он не рассыплется за неделю (смеется).




Cветлана: Вообще да — регистрационный номер можно передать по наследству. Но передать номер — не означает передать дело. Человек может не суметь распорядиться возможностями, не сможет правильно работать и структура зачахнет. Очень важно, чтобы вместе с бизнесом человек унаследовал опыт, умения и навыки. Это ведь не производственная линия, куда можно нанять управляющего. Здесь нет станков и цехов, это работа с очень хрупким материалом — с людьми. Необходимо чтобы они тебя приняли, признали, доверились тебе. Сыну нравится Faberlic, но ему пока не хватает терпения на организацию себя. Нужна дисциплина, способность планировать свое время. Сейчас мы его только обучаем, но в перспективе, хотим, чтобы он взял дело в свои руки. Он очень вдохновлен идеей, что он сам себе начальник, что может сам выстраивать свою команду и бизнес. Все еще впереди.





СF: Как вы обычно подыскиваете новых людей — рекрутируете сами?




 Олег:  Да, конечно. Сейчас возникла проблема создания инструментов для работы с различными слоями населения. Сами понимаете, что, скажем, для привлечения в бизнес частного предпринимателя или студента нужны совершенно разные механизмы, совершенно разный демонстрационный материал и так далее. Я не каждому своему консультанту могу сказать: «Ты должен рекрутировать, иди, подписывай пять человек…», потому что днем он работает, вечером — учится, а потом поздно приходит к нам на школы и на занятия. Когда ему подписывать? Он чисто физически не успевает, и что я теперь должен — на нем крест поставить? Пусть лучше он найдет одного-двух человек, но зато это будет качественная, глубокая работа, у него будет время их отработать. Мне проще работать на качество, а не на количество. Чем бегать по улицам в поисках, кого бы подписать, — гораздо эффективнее привлекать минимум людей, но качественно подготавливать их, обучать, работать с ними, чтобы они давали хорошие результаты. Товарооборот в последнем случае будет намного выше. Вообще рекрутинг — не самое мое любимое занятие. Есть люди, настоящие рекрутеры, у них это получается легко и красиво. А я силен в другом. Я занимаюсь обучением и последние годы работаю над этим профессионально — это то, в чем я нашел себя. Нам в Тюмени несколько лет назад вручили статуэтку «Символ бескорыстия» за то, что мы работаем со всеми, обучаем всех, не важно, чья это структура. Через нашу авторскую «Школу повышения мастерства» прошло огромное количество людей из разных структур, городов и даже регионов. Мы делимся своими знаниями, пониманием, опытом со всеми, кто интересуется этим. У нас на «Лиге молодых предпринимателей» половина молодежи не из нашей структуры, но это все наши ученики, и мы всех любим одинаково. Понятно, что с точки зрения бизнеса мне важнее моя структура, но, тем не менее, обучаем всех, ребята классные!




Светлана: Да, Олег в этом мастер, — обучение его конек. Помимо всего прочего ему очень хорошо удается выстраивать долгосрочные, крепкие отношения с людьми, в том числе и с молодежью. Его любят, на его школы ходят, и он получает удовольствие от процесса. Я однажды посмотрела и удивилась — у Олега в первой линии очень мало человек — всего 15, кажется, из них 6 крупных веток. За то время пока у него была квалификация «золотого директора», он ни разу не потерял звание. И это именно те люди, которые приносят ему основной доход. Я знаю людей, у которых по сто – двести консультантов в первой линии. Они все в основном покупатели или брошенные консультанты, наставник не успевает уделять им время. Многие из этих консультантов ходят на школы к нам. У меня подход немного другой — более рациональный — меня действительно волнует, сколько человек в структуре, сколько директоров вырастает, какие у них объемы. То есть, если мы говорим о процессе обучения, то меня больше волнует, какие результаты обучение принесло, сколько людей стало работать профессиональнее. Любую школу ты выстраиваешь под конкретный результат — поэтому он должен быть обязательно!




СF: А как работаете с молодежью — вы ведь активно развиваете это направление?




 Олег: Да, когда запускался первый Молодежный проект, основная идея была такая: взять молодых людей и попытаться вырастить из них профессионалов… Хотя тут тоже не просто, есть своя специфика.




Светлана: После проекта территориального управления был какой-то моральный спад. И чтобы как-то снова войти в колею, необходимо было что-то менять в деятельностном подходе. Многие директора успокоились на достигнутом, а для новых результатов нужны активные люди. И появилась идея заняться подготовкой молодых кадров, вырастить новое поколение молодых директоров, у которых нормальные здоровые амбиции, молодая энергия, есть желание зарабатывать и обучаться. И мы набрали экспериментальную группу, взяли название известной передачи «Молодежная фабрика звезд» и запустили молодежный проект в Челябинске. У меня в юности был опыт работы с пионерами, я в Свердловске от завода каждое лето выезжала по комсомольскому направлению вожатой-воспитателем в пионерский лагерь. Мне это все очень нравилось, и я вспомнила этот эмоциональный заряд от работы с молодым поколением. Нелегкое это дело — формирование лидера, а тем более молодого. Здесь нужно много терпения и воли. Но зато когда появляются первые результаты, наступает момент счастья — ты видишь их счастливые лица, их первый успех и радуешься вместе с ними как ребенок. Это здорово! Они очень благодарные ученики. А возраст здесь ни при чем, ты вместе с ними молодеешь. Но есть нюанс, с ними надо быть честным, не лицемерить, они это быстро читают. Надо уметь с ними быть на одной волне и в тоже время быть им старшим товарищем, партнером, помощником.





СF: Наверное, при работе с молодежью нужен какой-то особый подход?




Олег:  Главное правило — чтобы им было интересно с тобой. Надо понимать, что такое современная молодежь… К сожалению, в большинстве своем — это пиво, чипсы и так далее… Мы им всегда говорим: «Пить или не пить пиво — это ваш выбор. Но можно пить дрянь, разбодяженную парафином, где-нибудь в подъезде, а можно пить хорошее, дорогое пиво в достойном клубе или ресторане». Нужно понимать разницу… Нужно приучать себя к хорошему с самого начала, к качественным машинам, продуктам, вещам… Вот мы со Светой раньше любили играть в такую игру — называется «Деление шкуры не убитого медведя» — всем рекомендую. Садимся вместе и начинаем представлять, вот если бы у нас была такая-то сумма, что бы мы с ней сделали… Фантазия разыгрывается… Это очень хорошо тренирует, нужно научиться позволять себе мечтать, необходимо всегда точно знать, зачем тебе нужны деньги, и тогда они появятся.




Светлана: Да, работая с молодежью, мы, кстати, накопали очень много интересного. Им например намного больше нравится формат тренинга — когда внутри занятия создается ситуация для применения полученных только что навыков. То есть, если, к примеру, был тренинг по ораторскому искусству, то участникам предоставляется возможность и площадка, чтобы как-то себя проявить. Скучная лекция в институте им гораздо меньше интересна, чем наши тренинги. Те, кто обучался у нас на Молодежном проекте, сдают все сессии безо всяких проблем на пятерки и раньше срока. Хотя, на тренингах всякое бывает — и слезы, и дрожащие коленки, мол, не хочу, не пойду, не буду, и так далее… Например, в январе команда молодежи провела у нас свой первый молодежный семинар, на котором присутствовало около 50-ти человек. Семинар произвел впечатление даже на наставников-директоров. Чувствовался профессиональный подход, партнерство, совместная работа на результат. Дания Магафурова была руководителем и организатором, очень переживала, что может не справиться. Но в результате — блестящий итог: практически все участники семинара включились в молодежный проект компании. Мы верим, что у нас появляется достойная смена.




Олег:Еще очень важно быть для молодежи примером. Я это называю «создавать тягу». То есть надо ходить в хорошем костюме, с дорогими аксессуарами, а не просто под подушкой копить деньги, этим «тягу» не создашь. Если у тебя чек на 100 тысяч, но ты ходишь с трехкопеечной ручкой — нет тяги, а вот если ты зарабатываешь 50 тысяч, а ручка стоит 100 долларов, о, вот тут-то тяга есть! Молодежь на это очень сильно реагирует. Они берут пример, повторяют какие-то фразы, цитируют тебя, привычки копируют, и так далее, так что пример должен быть позитивным…




Светлана: Очень многие родители сейчас готовы подключить своих детей к нашему бизнесу. Они видят у нас реальную площадку для подготовки молодых ребят к дальнейшей взрослой жизни. Тем более что это та площадка, где молодежь развивается, живет интересной полноценной жизнью, учится не сидеть на шее у родителей, а зарабатывать своим умом и трудом. В нашей компании мы помогаем ребятам развивать самые высокооплачиваемые компетенции, необходимые сегодня в социуме — коммуникативную организационную, образовательную, стратегическую, проектную, предпринимательскую, управленческую и менеджерскую. А значит, востребованность этих ребят на рынке труда будет гораздо выше, чем у многих их сверстников. В итоге и жизненный результат другой.




СF: А мировой финансовый кризис как-то сказался на вашей работе?





Светлана: Я бы сказала так: кризис несколько снизил покупательскую способность клиентов. Это чувствовалось в начале прошлого года. Точнее даже вот как: клиент стал более избирательно подходить к заказам, он не хочет тратить деньги просто так. Но это и понятно…




Олег: Кризис очень повысил профессиональность работы сетевика. Для примера, если раньше в некоторых случаях было достаточно сказать: «Эй, слышь, у меня там есть косметика классная!», то сейчас клиент купит или подойдет только в том случае, если очень-очень вкусно продавать… А для этого надо себя серьезно готовить, проходить обучения, школы… Вообще, кстати, инвестировать в себя очень полезно…  




Светлана: Чисто по-дилетантски — на эмоциях — в кризис уже не продашь… К тому же кризис — это очень благоприятное время, чтобы делать бизнес-предложения тем людям, которым не хватает дохода… Faberlic в данном случае — хороший способ для того, чтобы создать себе страховочный источник заработка на случай увольнения с основной работы или снижения зарплаты… Тут наша задача как раз в том, чтобы преподнести бизнес Faberlic каждому конкретному человеку под его жизненный опыт, умения, навыки и склонности. Если человек по жизни организатор, или хотя бы имеет минимальную оргкомпетенцию — ну там дни рождения проводил, праздники, — но у него проблемы с продажами, зачем ему продавать? Пусть он занимается организацией, управлением. А есть люди, которые просто любят общаться, пусть себе общаются на здоровье — передают информацию о продукте, о компании… Я когда провожу собеседования — всегда спрашиваю первым делом: «Что ты вообще делал в жизни, какой у тебя был опыт, какие пробы, чем бы ты хотел заниматься?» И когда человек начинает отвечать — достаточно просто взять и его опыт применить в нашей действительности. Могу сказать, что таких, кто любит просто общаться, конечно, больше… Бывает, конечно, что по итогам разговора становится понятно: человек не готов к работе. Он, допустим, привык иметь рабочее место, начальника и четкие указания к действию, то есть это исполнитель. Тогда это, как минимум, клиент… как максимум, ему надо организовать рабочее место и давать четкие указания. Мы сейчас, когда привлекаем новых людей, сразу отправляем их на обучение — на «Быстрый старт». Они там учатся пользоваться косметикой, ухаживать за собой, просто узнают, как у нас тут можно интересно жить, и за это время они настолько заинтересовываются, что потом занимаются на всех семинарах и включаются в активную деятельность.




СF: Какие вообще преимущества есть у семейного бизнеса?




Cветлана: Ну, во-первых, у нас разные структуры, а это две зарплаты в одну семью…




Олег: Понимаете, когда вас двое, то проще развиваться, то есть всегда существует возможность обсудить что-то, очень удобно корректировать какие-то вещи, работать с недостатками. Я могу сказать: «Света, вот тут ты это неправильно сделала, неправильно сказала». И она тоже может заметить, там, что я не так провел разговор или еще что-то… Это здорово… Но тут есть определенные сложности… Вот мы, например, прожили вместе 21 год. И все время вместе, вдвоем, — на работе о работе, дома о работе, на отдыхе о работе, и так далее… это тяжело. С другой стороны — есть постоянная мотивация, если я «скисаю», то она меня может как-то поддержать, она «скисает» — наоборот…





Cветлана:Олег, что это за слово «скисаю»? Я разве кисну? (возмущается)




Олег:  Да ладно, это со всеми бывает… К тому же мало, точнее, вообще нет поводов для ревности, — мол, где там она, с кем, что делает? Супруга всегда на виду… семейный бизнес сплачивает…




Cветлана: Зато есть другие моменты — «О, появились новые консультантки, ага…»




Олег: Ну это чисто женская логика… (смеется) Потом семейным бизнесом можно подавать великолепный пример. У нас в структуре сейчас очень много семейных пар. Женщина приходит, а за ней ее муж, увлекается, начинает что-то делать. Это хорошо, отношения в семье очень укрепляются… Да и новые пары тоже образуются.




СF: А негативные моменты какие-то есть?





Cветлана: Да, был один такой момент, когда я выполнила квалификацию на поездку, а Олег нет…вот он там с ума дома сходил…




Олег: Слезы были, обиды, я серьезно… (смеется)




Cветлана: Зато до этого было наоборот… и ничего. Олег поехал на Алтай, а я стояла на перроне, провожала поезд и сказала себе: «Все, больше он без меня никуда не поедет». Было очень сильное желание быть вместе.С тех пор он без меня никуда почти и не ездит.




Олег: Ну ты сравнила, я на Алтай, а ты в Италию… Она мне все десять лет этого простить не может…(смеется) С одной стороны — у нас в компании нет семейного контракта, и если кто-то из пары не выполняет квалификацию, то едет один человек. C другой стороны — что мешает каждому достигать рангов и получать отдельное вознаграждение?Так люди лучше мотивируются.




Светлана: Это мы сейчас уже понимаем, что действительно стимулирует. Но ведь все это пришлось пережить, чтобы понять.




СF: Что можете посоветовать семейным парам, строящим совместный бизнес?





Олег: Скажу вам по секрету, заниматься вместе одним направлением в общей деятельности — абсолютно бестолковое занятие. Надо обязательно понять, в чем силен каждый, а затем разделить сферы и заниматься ими с удовольствием… Гораздо проще и эффективнее, если один занимает одну нишу, а другой — другую. Если у нас, например, будут одни и те же заботы, мы будем постоянно cсориться и ругаться. А когда люди начинают конкурировать друг с другом — это очень опасно. Конкуренция обладает разрушительной силой…




Cветлана: Если люди конкурируют друг с другом, они не могут дополнять друг друга, ведь все силы идут на борьбу. Нужно быть как инь и ян, каждый делает что-то свое, но, в то же время, оба выполняют одно общее дело. Вот конек Олега, как я уже говорила, это обучение, организация школ и тренингов. А я организатор и управленец — это моя сильная сторона.




Олег: Да, это мое, я от этого получаю настоящее удовольствие. У меня есть три любимые темы: ораторское искусство, командообразование и лидерство. А у Светы очень хорошо получается мотивация, проведение мероприятий, рекрутирование и планирование.И потом надо уметь отдыхать. Отвлекаться от работы, но не просто, там, воскресенье, ноги в потолок и телек смотришь весь день. Очень важно, чтобы отдых был активным. Ну и, разумеется, мы, когда выезжаем на отдых, всегда договариваемся: ни слова о работе.




Светлана: И ничего не получается, потому что это любимое дело, мы этим живем, это наш стиль жизни, образ жизни… (смеется)




СF: А что еще помогает отвлечься от работы? Есть у вас какие-то хобби?




Cветлана: У Олега много хобби, а у меня так — путешествия, массаж (смеется). Еще люблю собирать картины неизвестных художников — со всех стран, где побывала…





Олег: Ну, в моем понимании, хобби — это то занятие, в которое вкладываешь душу, тут обязательно должен быть процесс творчества. К примеру, я люблю на удочку порыбачить, но я не заядлый рыбак.




Cветлана:Ты же рыбачишь все лето?!




Олег: Хобби — это то, что приносит огромный эмоциональный заряд, и, естественно, это то, что должно быть полезно для твоего развития. Я профессионально занимаюсь масштабными моделями. То есть я не просто «танчики» клею, я строю диорамы, причем на достаточно хорошем уровне, не на примитивном. Потом я очень люблю кино, у меня огромная коллекция фильмов, особенно люблю старые фильмы, те, которые мы когда-то смотрели в кинотеатрах. Есть в них какой-то шарм, какое-то обаяние, пусть они глупые в чем-то, предсказуемые. Очень люблю все, что связано с восьмидесятыми, мода, музыка, кино, опять же. Ностальгия. Ну, у нас возраст такой (смеется). Есть у меня еще одно увлечение, в чем-то даже болезнь, — теле- и видеоаппаратура, это, видимо, от первой специальности осталось. Я все время втихаря что-нибудь покупаю, мы с женой по этому поводу иногда даже ссоримся. У меня такой характер — я всегда добиваюсь совершенства — в качестве звука, в изображении, в работе, наконец. Не могу, например, смотреть DVD плохого качества.




Cветлана:А я с детства была лягушкой-путешественницей. Очень любила ездить, узнавать что-то новое. Сейчас понимаю, что это мое основное хобби. Раньше я еще что-то вязала, шила, но теперь уже не до этого.




Олег:Главное Светино хобби — организация мероприятий (с улыбкой). Если ей пришла в голову какая-то идея, то все…! Она своего обязательно добьется.




Cветлана:Это точно, меня все время тянет организовать что-нибудь эдакое. Например, новогодний праздник провести… Или какой-нибудь королевский бал, со старинными костюмами,стихами, романсами, танцами, чтобы окунуться в атмосферу, чтобы люди могли прочувствовать ту эпоху… Но тут надо много готовиться, нужна команда… У меня все время в голове какие-то идеи возникают, но не всегда находится тот, кто бы эти идеи со мной разделил. Хотя у нас сейчас прекрасная команда директоров-преподавателей, с которыми мы организуем различные мероприятия.И потом, когда после твоих усилий ты получаешь обратную связь, когда люди довольны, — это лучшая награда…





СF: Многие считают, что Faberlic — это в большей степени женский бизнес, чем мужской, как по-вашему?




Cветлана:Это, кстати, очень распространенное заблуждение. Многие мужчины считают, что косметика — дело женское. Но тут важно показать мужчинам другую сторону — сторону бизнеса, а это возможно, например, через семейные контракты. Мужчинам вообще даже где-то проще работать, очень многие смогли бы сделать здесь успешную карьеру. Потому что Faberlic это, по сути, бизнес под ключ. Все готово, остается только создавать рабочие места, организовывать деятельность людей, обучать их и за это получать вознаграждение.




Олег: С одной стороны — да, женщина так устроена, что ей важнее, сама продукция, ее внешний вид, дизайн, рабочий коллектив, отношения. Если эти условия будут соблюдены — даже если не будет большого дохода, женщина продолжит работать. Мужчина — нет, он всегда приходит за результатом. Мужчине нужно кормить семью, чувствовать собственную значимость и значимость своей работы. Мы вообще упускаем довольно большую часть клиентской аудитории мужчин. Нам бы добавить некоторые инструменты в работе с мужчинами, возможно продумать идею мужского продукта, который легко и интересно продвигать мужчинам и тогда еще один социальный сегмент сможет найти себя в нашей компании. Иначе мы можем работать в лучшем случае только с теми, кто понимает, что хозяйственное мыло, — это моветон.




Cветлана: Хотя сейчас появляется больше мужчин, которые хотят ухаживать за собой, многие спрашивают крем от морщин, краску для волос… Поэтому ассортимент мужской серии надо расширять. И выбор для них будет интересней. Да и женщинам веселей… Мужчины усилят нашу компанию. Везде необходимо соблюдать баланс и гармонию!




СF: Если подвести итог, что бы вы пожелали нашим читателям в наступившем году?




Светлана:Прежде всего — терпения… и еще: умения, ждать и верить в себя. Понимаете, когда тигренок рождается, он ведь не размышляет так: «Ой, а я не уверен в себе, я не знаю, получится ли у меня быть тигром, смогу ли я быть сильным и ловким хищником и так далее… » Поэтому я всегда повторяю: «Тигр рожден быть тигром, а человек -человеком с большой буквы». А предназначение человека в этом мире — это эволюция… Человек должен совершенствоваться и созидать.





Олег:Да, но тут еще важно понимать, что необходимо двигаться и развиваться с удобной для тебя скоростью…

портал Faberlic